Муниципальное бюджетное учреждение
Централизованная библиотечная система г.Ижевска Библиотека им. Н.К.Крупской Центр психологического просвещения
 

НОЯБРЬ

КУКОЛЬНЫЕ СПЕКТАКЛИ

12 ноября в 10.30 и 12.00
"МАЛЕНЬКИЙ ГНОМ ВАСЯ"
кукольный спектакль по мотивам сказки М.Ф. Липскерова ко Дню доброты

19 ноября в 10.30 и 12.00
"ПРО ЦЫПЛЕНКА ГОШУ" кукольный спектакль ко Дню ребенка

26 ноября в 10.30 и 12.00
"МАМА ДЛЯ МАМОНТЕНКА"
кукольный спектакль по мотивам сказки Д. Непомнящей ко Дню материо



НОЯБРЬ

<МАСТЕРСКАЯ "СО...ТВОРИ"

12 ноября в 15.00
"КОСИЧКИ ДЛЯ СЕСТРИЧКИ" (плетение кос)
ведущая - Шутова Виктория

19 ноября в 15.00
"КУКЛА-ПЕЛЕНАШКА" (кукла-оберег)
ведущая - Хохрякова Июлия

26 ноября в 15.00
"БРОШЬ-МАК ИЗ ФЕТРА" (подарок для мамы)
ведущая - Салихова Елена

Новое на сайте!!! Рефераты для студентов Скачать учебники

Все о подростке

 

vseslozhitsa.ru

 

Номинант конкурса

Специалистам и студентам

Персоналии

Б

Боринг Эдвин Гарригс

Эдвин Гарригс Боринг родился 23 октября 1886 г. в Филадельфии в семье небогатого аптекаря.
Он был у своих родителей четвертым ребенком и единственным мальчиком.
Вообще женщины - начиная с незамужней двоюродной прапрабабушки и кончая старшими сестрами Эдвина - не только преобладали в семье, но и, отличаясь волевой и энергичной натурой, задавали тон всей семейной жизни.
Если к тому же учесть, что в семье царила строгая религиозная атмосфера, то, пожалуй, любой психоаналитик должен был бы заключить, что единственное, кем может вырасти младший Боринг, так это человеком закомплексованным, безынициативным и конформным.
Впрочем, для критиков психоанализа пример всей жизни Боринга явился бы тогда блестящим аргументом: весь его жизненный стиль ни в малой мере не соответствовал этому унылому прогнозу.
Конечно, влияние семьи не могло не сказаться.
Но, может быть, именно своим родителям и прародителям - ревностным протестантам квакерского толка - Боринг был обязан своими основными жизненными убеждениями.
Моральные ценности семьи не допускали никакого лукавства, лицемерия и двусмысленности в словах и делах и требовали от человека простых, ясных и честных ответов на любой поставленный перед ним вопрос.
Не в этом ли коренится свойственное Борингу стремление к ясности и объективности, пронизывающее все его исследования, а также блестящий стиль изложения, не позволяющий читателям его трудов усомниться в объективности автора?
Дабы предохранить неокрепшую детскую душу от риска дурного влияния, старшие строжайше запрещали Эдвину играть со сверстниками, так что игры он себе вынужден был придумывать сам, отдавая предпочтение конструированию.
В школу его отдали только тогда, когда ему исполнилось девять лет (то есть в первый класс он пришел, будучи на три года старше своих одноклассников).
Такая педагогическая самодеятельность сегодня вызвала бы только осуждение, да и сам Боринг впоследствии вспоминал, что строгость старших доставила ему немало огорчений.
Однако это не помешало ему успешно учиться в квакерской школе и закончить ее одним из первых учеников. Правда, он так и не преуспел в подвижных играх и физических упражнениях, в которых его сверстники практиковались с юных лет.
Много лет спустя друзья и коллеги отмечали импульсивность и нескоординированность его движений, а также скверный почерк.
По окончании школы Эдвину было ясно, что его интересы лежат в сфере инженерных наук.
Впоследствии он, правда, признавал, что скорей предпочел бы занятия физикой, если б в ту пору видел существенное различие в этих областях.

Закончив в 1908 г. инженерный факультет Корнеллского университета, Боринг устроился на работу в сталелитейную компанию Бетлехем Стал.
В то время его заработная плата составляла 18 центов в час, то есть около 40 долларов в месяц.
Довольно скоро он, однако, осознал, что сделал неправильный выбор: работа инженера его не вдохновляла. Боринг решил попробовать свои силы в качестве преподавателя физики.
Люди, сталкивавшиеся с ним в зрелые годы, вспоминали о нем как о крупном, даже грузном мужчине.
Но в молодости Боринг не отличался мощным телосложением, а многим своим ученикам просто уступал в этом смысле и авторитетом поэтому не пользовался.
Кончилось тем, что однажды великовозрастный балбес облил его стул клеем, и молодой учитель долго не мог подняться со своего места.
Эта история переполнила чашу терпения Боринга, и с учительской карьерой он распростился почти столь же быстро, как и с инженерной.

Решив продолжить свое образование, Боринг вернулся в Корнеллский университет, однако обратил свои взоры не к инженерным наукам, а к психологии, так как находился под сильным впечатлением от прослушанных лекций Э. Б. Титченера.
Боринг боготворил Титченера и считал его едва ли не гением (хотя впоследствии среди выдающихся людей науки, сыгравших решающую роль в развитии научного знания, - а к ним он относил Дарвина, Гельмгольца, Джемса и Фрейда, - он своего учителя не назвал).
Симпатия эта была взаимной: Титченер вскоре назвал Боринга своим лучшим учеником (это была, по сути, блестящая рекомендация, которая открывала широкие перспективы для научной карьеры).

Еще в годы обучения Боринг опубликовал пять научных работ, посвященных своим экспериментальным исследованиям.
Сферой его интересов явилась область ощущения и восприятия, а опыты он ставил в том числе и на себе.
Так, он перерезал себе один из кистевых нервов на правой руке и в течение четырех лет наблюдал за восстановлением чувствительности.
Докторская диссертация (успешно защищенная в 1914 г.) была посвящена исследованию висцеральной чувствительности (эксперименты Боринг также ставил на себе, бессчетное количество раз заглатывая гибкую трубку для раздражения пищевода).
Защита диссертации принесла Борингу возможность серьезной научной работы в университете и материальную обеспеченность (10 000 долларов - весьма значительное годовое жалованье по меркам 1914 г.), что позволило ему - отныне самостоятельному человеку - жениться.
18 июня 1914 г. он обвенчался с Люси Дэй, защитившей докторскую диссертацию по психологии двумя годами раньше его.
Началась Первая мировая война. Эдвин Боринг изъявил добровольное желание служить в армии. Наиболее целесообразным было признано использовать его в качестве капитана медицинской службы.

Сферой же его деятельности явилась психодиагностика. Тысячи новобранцев были обследованы с помощью интеллектуальных тестов.
Именно тогда общественность содрогнулась, узнав от психологов, что умственный возраст среднего призывника составляет 13 лет.
В 1918 г. Эдвин Боринг был приглашен Р. Йерксом в Вашингтон, чтобы суммировать и проанализировать огромный материал, полученный в результате широкомасштабной программы тестирования.
Психологическая атмосфера, сложившаяся в кругу его коллег, была самой благоприятной, и отношение к нему было очень доброжелательным и уважительным.
Последнее было вызвано в немалой степени его объективностью и непредвзятостью, а также неожиданной для коллег способностью не замыкаться в традициях школы Титченера.
Естественно, что анализ результатов тестирования не мог не привести к дискуссиям о природе интеллекта.
В них-то и родилось ставшее впоследствии крылатым ироничное определение Боринга: Интеллект - это то, что измеряется тестами интеллекта.
Это определение вполне отражало современный Борингу уровень развития психодиагностики; к сожалению, около сотни более развернутых дефиниций, появившихся с тех пор, не очень приблизили ученых к пониманию природы интеллекта.
По завершении отчета Боринг получил несколько заманчивых предложений, но принял не самое материально выгодное.
Исходило оно от Г. С. Холла, бывшего в ту пору президентом Университета Кларка в Массачусетсе.
Правда, работа в этом университете продолжалась недолго. Последовавшая вскоре отставка Холла привела к резкому перепрофилированию научных исследований в Университете Кларка.
И Боринг предпочел новую должность, предложенную ему в Гарвардском университете.

До прихода Боринга психологическое отделение Гарвардского университета формально являлось частью философского отделения (самостоятельный статус был им получен лишь в 1934 г.).
Научная активность была слабой, ежегодно на отделении присуждалось лишь две-три степени доктора философии. С появлением Боринга работа оживилась.
Имея за плечами опыт исследований в Корнеллском университете и Университете Кларка (к тому времени ему принадлежало уже 29 публикаций преимущественно экспериментального характера), Боринг привнес свежий взгляд на психологию, свободный от философствования и умозрительных спекуляций.
Его блестящие лекции, поражавшие слушателей широтой его эрудиции, привлекли множество студентов.
Ученики вспоминают, что Боринга, всегда корректного в своих ссылках, можно было застать в аудитории задолго до начала лекции: чтобы выписать на доске все источники цитирования, ему требовалось не менее получаса.
Экспериментальные исследования Боринг всячески поощрял.
Его ученик Гарри Хелсон указывает, что, когда он представил к защите теоретическую диссертацию по гештальтпсихологии, Боринг выразил сильное сомнение, допустимо ли присуждение докторской степени по психологии за работу, не носящую экспериментального характера.

Однако во второй половине 20-х гг. Боринг отходит от экспериментальной работы и посвящает себя исследованиям в области истории психологии.
Такой поворот событий может иметь разные объяснения.
Во-первых, возглавив лабораторию, Боринг получил возможность переложить непосредственную экспериментальную работу на своих учеников и ассистентов, осуществляя лишь общее руководство.
Во-вторых, что более важно, Боринг всегда считал необходимым в своей работе учитывать и осмысливать опыт других исследователей.
Им был накоплен огромный фактический материал, который в систематизированном виде представлял собой самостоятельную научную ценность.
В 1924 г. Боринг изложил этот материал в курсе, прочитанном им в Беркли в Калифорнийском университете.
После этого он взял отпуск на целый семестр и сел за написание книги, где весь материал должен был быть систематически изложен.
Среди прочего им были отмечены многие работы исследователей прежних лет, которые, не будь они встроены в систему изложения Боринга, могли бы затеряться во множестве малозаметных публикаций.
(Не маловажно и то, что книга, носящая характер глубокого аналитического обзора, была весьма желанной на рынке научной литературы. Осознав коммерческий успех такого издания, книгоиздатели впоследствии активно поощряли Боринга к написанию подобных трудов.)
Правда, уже упоминавшийся Гарри Хелсон считает, что обращение его учителя к истории науки вызвано более серьезными и глубокими причинами.
По его мнению, Боринг не мог не чувствовать, что перерастает рамки титчснеровской традиции. Но в то же время он не находил и себе сил присоединиться к новым течениям научной мысли, подстегиваемым бурным развитием бихевиоризма, гештальтпсихологии и психоанализа.
(К последнему Боринг питал неподдельный интерес и в сотрудничестве с психиатром М. Прэнсом пытался интерпретировать его в терминах общей психологии.)

Так или иначе, в 1929 г. увидело свет первое издание Истории экспериментальной психологии.
Книга имела огромный успех.
В частности, благодаря тому, что в ней сухие факты из истории науки были изложены живым и доступным языком (без ущерба для содержания).
Ее автор по сей день считается непревзойденным стилистом в своем жанре. Он считал: Писать следует не для себя, а для читателя. Это основное правило хорошего стиля, все остальные правила - производные.
Ему же принадлежат слова: Молодым ученым следовало бы платить за право публикации из своего кармана, долларов по восемь за страницу. Тогда б они научились ценить слово.
Многим авторам пошло бы на пользу и такое его высказывание: Не следует говорить от первого лица, по крайней мере первые десять лет после получения докторской степени. При написании научного труда добиться этого нелегко, но возможно. Надо только ценить сами идеи, а не то, что они пришли именно в вашу голову.
Сам Боринг чрезвычайно плодотворно работал как автор разнообразных книг по психологии.

Помимо экспериментальных работ по проблемам восприятия ему принадлежат блестящие учебники по психологии; в годы Второй мировой войны им опубликована популярная книга Психология для бойца.
Но наибольшую известность принесли ему труды по истории науки и, в частности, по истории психологии:
(Ощущение и восприятие в истории экспериментальной психологии, 1942;
Великие люди и научный прогресс, 1950;
Психологические факторы в научном прогрессе, 1954).
В них он стремился обосновать гипотезу, согласно которой каждый новый этап развития психологического знания не только подготовлен предыдущим, но и обусловлен определенным числом характерных для своего времени направляющих идей, что, в частности, проявляется в синхронных открытиях.

В течение 30 лет Боринг являлся членом редколлегии одного из ведущих психологических журналов - Американского журнала психологии.
В 1955 г. им основан журнал рецензий и библиографии Современная психология.
С 1932 г. он член Национальной академии наук США.
В конце 40-х гг. здоровье Боринга ухудшилось, и в 1949 г. он ушел в отставку, оставив психологическую лабораторию Гарвардского университета, которую возглавлял с 1924 г.
В 1951 г. он переехал в свою усадьбу в Харборсайд (штат Мэн), где ранее проводил лишь летний отпуск. Эдвин Боринг умер 1 июля 1968 г.
Его фундаментальный труд История экспериментальной психологии выдержал три издания и по сей день является бестселлером среди книг этой тематики.

Источники: 100 великих психологов. - М.: Вече, 2004 - 432 с.
Степанов С.С. - Психология в лицах. - М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. - 384 с.
Холл К, Гарднер Л. Теории личности / пер. с англ. И. Гришпун.-М.: ЭКСМО-ПРЕСС, 1999.-593 с.