Муниципальное бюджетное учреждение
Централизованная библиотечная система г.Ижевска Библиотека им. Н.К.Крупской Центр психологического просвещения
 

НОЯБРЬ

КУКОЛЬНЫЕ СПЕКТАКЛИ

12 ноября в 10.30 и 12.00
"МАЛЕНЬКИЙ ГНОМ ВАСЯ"
кукольный спектакль по мотивам сказки М.Ф. Липскерова ко Дню доброты

19 ноября в 10.30 и 12.00
"ПРО ЦЫПЛЕНКА ГОШУ" кукольный спектакль ко Дню ребенка

26 ноября в 10.30 и 12.00
"МАМА ДЛЯ МАМОНТЕНКА"
кукольный спектакль по мотивам сказки Д. Непомнящей ко Дню материо



НОЯБРЬ

<МАСТЕРСКАЯ "СО...ТВОРИ"

12 ноября в 15.00
"КОСИЧКИ ДЛЯ СЕСТРИЧКИ" (плетение кос)
ведущая - Шутова Виктория

19 ноября в 15.00
"КУКЛА-ПЕЛЕНАШКА" (кукла-оберег)
ведущая - Хохрякова Июлия

26 ноября в 15.00
"БРОШЬ-МАК ИЗ ФЕТРА" (подарок для мамы)
ведущая - Салихова Елена

Новое на сайте!!! Рефераты для студентов Скачать учебники

Все о подростке

 

vseslozhitsa.ru

 

Номинант конкурса

Специалистам и студентам

Теории и концепции

Эстетико-философская концепция личности

[ М.М. Бахтин ]

Исследуя ключевую для своего творчества идею Я и Другого, Бахтин вводит в единый контекст-диалогизм понимания, личности и бесконечность смысла.
В основе такого сближения лежит представление о двух формах познавательной активности: монологической - познание вещей и любых объектов знания (в т. ч. и чел.) как вещей и диалогический - познание другого субъекта.
Монологизм, по Бахтину, отрицает наличие вне себя другого равноправного сознания, другого равноправного Я (Ты).
При монологическом подходе Другой остается только объектом сознания, а не другим сознанием.
Диалогизм, по мнению Бахтина, присущ природе сознания, природе самой человеческой жизни.
Подлинная жизнь личности совершается в точке несовпадения человека с самим собой, она доступна только диалогическому проникновению в нее, которому она сама ответно и свободно раскрывает себя.

Понимание человеческой личности, как показывает Бахтин, возможно только благодаря диалогу.
Человек изнутри самого себя не может ни понимать себя, ни даже стать собой.
Чужие сознания нельзя созерцать, анализировать, определять как объекты, как вещи - с ними можно только диалогически общаться.

Чтобы схватить личность в целом, нужна позиция вненаходимости, которая отрицает как характерный для философии жизни путь вчувствования, вживания в душу другого человека, ведущий к слиянию с переживаниями другого, потерей себя, растворению в другом, и, как следствие, к утрате позиции вненаходимости и способности видеть другого в целом, так и характерный для естественнонаучной парадигмы путь овеществления человека, однобокой объективации.
В этом случае существует риск просмотреть самое существенное в человеке - его свободу, незавершенность, несовпадение с самим собой.
В любой момент своего существования, отмечает Бахтин, человек имеет в себе помимо того, что мы в нем объективно видим, еще и возможности.
Поэтому человек никогда не совпадает с самим собой, с тем, что он уже есть; он способен опровергнуть данную ему другими или самим собой характеристику.
Поэтому подлинная жизнь личности совершается, по Бахтину, как бы в точке этого несовпадения человека с самим собой, в точке выхода его за пределы всего, что он есть как вещное бытие, которое можно подсмотреть, определить и предсказать помимо его воли.
Иными словами, личности нельзя раскрыть ни как объект безучастного нейтрального анализа, ни путем вчувствования - она сама должна раскрыться в диалоге с Другим.
По Бахтину, единство мира обеспечивается диалогом, который приводит в единство множество единичных центров-сознаний, и мир не распадается на солипсические монады.

Бахтин философски осмыслил и представил новую - полифоническую - картину мира, которая была более адекватна мировоззрению XX в., чем монологические воззрения эпохи Нового времени.
Полифоническому мышлению, отмечал Бахтин, доступны такие стороны человека, и прежде всего мыслящее человеческое сознание и диалогическая сфера его бытия, которые не поддаются художественному освоению с монологических позиций.

Решающую роль в создании новой художественной модели мира Бахтин отводил Ф. М. Достоевскому, полагая, что философски-художественные открытия этого писателя еще недостаточно осмыслены и оценены.
Ставя вопрос о преодолении разрыва между культурой и жизнью, Бахтин отправным моментом своих рассуждений взял категорию нравственного деяния, поступка: бытие-со-бытие - это поступок (К философии поступка).
У поступка две стороны: сам факт его свершения - экзистенциальный, бытийственный его аспект, делающий поступок моментом жизни, и цель поступка, его смысл, его творческий результат, соответствующий создаваемой поступком ценности.
И кризис современного ему сознания Бахтин возводит к кризису современного поступка, образованию бездны между мотивом поступка и его продуктом, т. е. между микроэлементами жизни и культуры.
Все силы ответственного свершения уходят в автономную область культуры, поступок обесценивается, что, по Бахтину, и есть состояние цивилизации.
Соединяет же полюса поступка идея ответственности: если взять поступок изнутри, то ответственность поступка есть учет в нем всех факторов: и смысловой значимости и фактического свершения.
В ответственности Бахтин усматривает единый план и единый принцип поступка.

За последнюю четверть XX в. бахтиноведение превратилось в самостоятельную отрасль гуманитарного знания, изучающую не только современное литературоведение, но и весь комплекс гуманитарных наук.
Эстетико-философская концепция личности Бахтина стала подлинной методологией современного гуманитарного знания.

Источники:

  1. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики: Исследования разных лет. - М.: Худож. Л-ра, 1975. - 504 с.
  2. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. - М.: Искусство, 1979. - 424 с.
  3. Эткинд А.М. Эрос невозможного. История психоанализа в России. - СПб.: Медуза, 1993. - 463 с.